Водитель vs пешеход

Мы живём во время противостояний.  Если оглянуться вокруг, то можно увидеть множество различных проявлений этого: «Чужой против хищника», «Ковбои против пришельцев», «Скотт Пилигрим против всех» и соответственно — «Водитель vs пешеход». Почему же здесь не «и», а «vs»?

В этой статье я продемонстрирую акробатический трюк, сманеврировав по тонкой грани между, с одной стороны, утверждением: «Потому что идёт необъявленная, «столетняя», война между этими социальными группами», которое, впрочем, могло бы у невнимательного читателя вызвать острую социальную неприязнь к совокупности людей диаметрально противоположной самоотождествляемой, и,  с другой, подробным психологическим анализом, по мере раскрытия мысли повышая «градус научности», в рамках глубинной, а затем вершинной психологии — попеременно и в совокупности; и, с третьей стороны (да, есть ещё и третья сторона), скажу пару слов о традиционном — технократическом подходе обеспечения безопасности на дорогах и о том, что с этим собирается делать ГИБДД.

Стоит серьёзно задуматься об этой проблеме, как тут же всплывает в памяти фрагмент плода литературного содружества Ильфа и Петрова «Золотой телёнок»: «Пешеходов надо любить. Пешеходы составляют большую часть человечества… Но только в маленьких русских городах пешехода ещё уважают и любят. Там он ещё является хозяином улиц, беззаботно бродит по мостовой и пересекает её самым замысловатым образом в любом направлении».

Водитель и пешеход — участники дорожного движения разных «весовых категорий», и тот и другой могут в ДТП пострадать, но, очевидно, с разными последствиями. Тот факт, что в самые современные автомобили добавляют подушки безопасности для пешеходов, позволяющие нивелировать последствия аварии, конечно, оставляет приятные впечатления о заботе автопроизводителя, но не переводит пешехода в категорию более защищённую.

Виноват водитель! Водитель нарушил Правила дорожного движения. Водитель не справился с управлением. Пешеход «всегда» прав, но не всегда жив. В этих сентенциях звучит экспрессия постсоветского мышления, подтверждённая опытом и многочисленными социологическими опросами. Пешеходы чувствуют свою безнаказанность, а часто сами бывают виноваты, к примеру выбегая на дорогу в неположенных местах. В большинстве европейских стран пешеходам грозит весомый штраф с оплатой повреждения автомобиля — это малоэффективно, ведь склонность к т. н. обыденному риску у многих взрослых «в крови», а чувство самосохранения у детей и подростков мало развито.

Но это вершина айсберга. Что же скрывают тёмные воды океана противостояния этих двух социальных групп внутри российского социума? Мой ответ – хамство, неуважение, доминирование. Имеет ли доминирование, например, в случае, когда водитель не уступает дорогу пешеходу, сексуальный подтекст в рамках вторичных защитных механизмов, позволяющих кратковременно сбросить хронический стресс жителю города, — вопрос для психологического исследования в сфере упоминавшейся выше глубинной психологии. Предпочту напомнить, что Россия исторически базируется на принципе соборности с упором на общественные ценности в противовес западному культу индивидуализма с правами и свободами отдельных личностей. Возможно, такова культурно-историческая предпосылка игнорирования прав пешехода? А что получится, если названную «переменную» умножить на  неуважение богатого к бедному? Согласитесь, садясь за руль автомобиля, символизирующего социальный статус, некоторые видят в человеке, не имеющем собственного транспорта, бесправного нищеброда. «Давите пешеходов. Они должны усвоить, что раз они не платят дорожный налог, то не имеют права шляться по тому, что им не принадлежит», — пишет эксцентричный Джереми Кларксон. Негативное отношение отражается, словно в зеркале. Отобъясняя сам факт существования автомобилей, определённая категория граждан «как хочет, так и ходит», вовсю используя конституционное право свободного передвижения и бросая вызов безопасности своей и окружающих.

Что посоветует психолог? Водителям — прежде всего снизить уровень агрессии. Важно познакомиться с психическими механизмами регуляции деятельности, важным компонентом которых, наряду с мотивацией, являются установки убеждения, суждения водителя. Не помешает ознакомиться с психологическими правилами для водителей, переживших ДТП. Всё это изучает отдельная прикладная отрасль социальной психологии — Traffic psychology, недавно появившаяся на Западе и почти не распространённая у нас. Поговорим о ней в следующих выпусках.

Госавтоинспекция, стараясь решить проблему роста аварийности на пешеходных переходах, среди прочего собирает и рассматривает предложения от общественных организаций и простых россиян: пешеходов хотят обязать носить флуоресцентные браслеты, устанавливают новые лаконичные дорожные знаки от известного дизайнера Артемия Лебедева, в совокупности с разноцветными хорошо освещёнными «зебрами», которые предваряют лежачие полицейские… Но такая «технократическая» профилактика должна быть дополнена Traffic psychology, изучение которой приведёт к принципиально новой идеологии обеспечения безопасности на дорогах, учитывающей менталитет, возросшие возможности, плотность и интенсивность движения, социально-экономическое положение, и лучшему пониманию проблематики «человеческого фактора».

Пешеходам полезно чаще задумываться о собственной безопасности. Может быть, больше времени посвятить изучению ПДД в школе?

Автопсихолог